Валерия ЧЕПУРКО (17 июня 2020, 22:00)
Технолог  ленинопада  Игорь Мирошниченко: Тех, кто в Америке валит памятники, самих надо валить

Технолог "ленинопада" Игорь Мирошниченко: Тех, кто в Америке валит памятники, самих надо валить

Комментарии: 14
Фото: Фейсбук Игоря Мирошниченко

Невольными жертвами беспорядков, которые происходят в США, стали памятники историческим личностям. Даже Христофор Колумб, "споткнувшийся" об Америку на пути в Индию, пал под натискомразгневанной толпы. Тема оказалась настолько востребованной, что американское научно-популярное издание Popular Mechanics опубликовало даже статью с рекомендациями технического и химического характера по сносу памятников.

Сегодня многие пытаются провести параллели между протестами в США и событиями в нашей стране, когда народному суду и казни поверглись сотни монументов эпохи СССР. Символом этого процесса стал памятник Ленину в центре Киева. Первое покушение на него совершили в 2009 году члены Конгресса украинских националистов под предводительством Николая Кохановского, а в декабре 2013-го вождь пролетариата пал и был разбит на куски представителями "Свободы" и другими активистами Евромайдана.

Можно ли сравнить мотивы, которые двигают разрушителями в Америке и в Украине, как крушили памятники у нас и кто заслуживает монументов – об этом "КП" в Украине" беседует с одним из организаторов "ленинопада"и лидером "Свободы", бывшим народным депутатом, а ныне депутатом Киевсовета Игорем Мирошниченко.

"Мы разрушали врагов, американцы – героев"

- Я категорически не поддерживаю того, что происходит в Америке. Это своеволие, мародерство, которое не имеет ничего общего с борьбой против расизма и защитой демократии. Валить памятники – это вандализм, один из способов выплескивания дурной энергии. Ничего общего с тем, что было в Украине и что называют "ленинопадом"!

- Что же тогда было у нас?

- Почему мы рушили коммунистических идолов и требовали декоммунизации? Потому что эти памятники были посвящены тем, кто презирал Украину и не видел ее независимым государством. Абсурдно хранить памятники фигурам, которые выступали идеологами уничтожения целой нации. Я считаю - Ленин и был таким идеологом. Сталин устроил в Украине Голодомор по его учебникам. Ленин – это зло. А зло не может быть увековечено на территории государства, против которого было направлено.

- А что происходит в Америке?

- В Америке ставили памятники конфедератам. Это граждане США, которые боролись за Штаты так же, как боролись Мартин Лютер Кинг и любой из других темнокожих героев. Просто у каждого было разное видение развития государства, но все они причастны к строительству единого государства Америки.

Рушить такие памятники – это проявлять неуважение к своей истории. А еще более абсурдно выглядят атаки на памятники Колумбу, который наверняка не был идеологом рабства. Если бы не Колумб, в Америке, возможно, не было бы и темнокожих.

Как партизаны ездили по ночам и долбили Ленина

- Тем не менее мы видим, что уже на уровне прессы идут рекомендации по свержению монументов. А вы как нарабатывали технический опыт? В акции Кохановского 2009 года принимали участие?

- Нет, там меня не было. У меня были свои акции. До 2012 года, пока я не стал народным депутатом, мы проводили партизанскую декоммунизацию – действовали как неизвестные патриоты. Ездили по ночам и долбили Ленина. Я горжусь, что до того, как вспыхнул Евромайдан, мы демонтировали десятки памятников Ленину в Сумской, Полтавской и других областях.

- Какое воспоминание самое, скажем так, нежное?

- Да вот на днях мне об этом напомнил  Фейсбук - как в 2011 году мы рушили Ленина в моем родном городе Лебедин. Ломать приходилось два или три раза. В итоге сбили голову так, что ее нельзя было восстановить. Тогда местные коммунисты привезли голову своего вождя из Харькова, приделали ее… А потом голова загорелась и отпал нос. Одним словом, мы этого Ленина добили.

Памятник в Лебедине одним из первых подвергся казни. Фото: Фейсбук Игоря Мирошниченко

Милиционеры помогали держать лестницу, а потом стали кидаться под грузовик

- Какое из прошлых событий кажется самым ярким?

- Знаковые разрушения начались, когда я стал народным депутатом. Больше всего помнится Ахтырка. Там Ленин стоял в сквере. Основной цинизм заключался в том, что здесь раньше была церковь, которую сожгли коммунисты. Киевский патриархат построил часовенку и вынужден был платить аренду за землю, на которой торчал и Ленин.

Я приехал в Ахтырку, нанял грузовик, приставил к памятнику лестницу, - а он был достаточно высоким, - влез на Ленина… Тут набежали какие-то охранники, милиция с автоматами. Я им сказал, что я - народный депутат и осуществляю акт демонтажа ради исторической справедливости.

- Милиционеры вас не тронули?

- Нет, они стали держать лестницу, чтобы я не упал. Я использовал институт неприкосновенности не для того, чтобы обогащаться, а чтобы восстанавливать историческую справедливость. Янукович хотел посадить меня за Ахтырку. Но даже регионалы, которые тогда в Раде составляли большинство, подходили и говорили: "Игорь, нас прессуют, чтобы мы сняли с тебя неприкосновенность, но мы понимаем, что твой поступок идейный, и этого не сделаем".

- Так как вы сладили с "Ахтырским колоссом"?

- Стоя на лестнице, я подцепил памятник тросом и сам сел за руль грузовика, чтобы не подставлять под удар водителя. Вот тут милиция снова попыталась мне мешать – стала кидаться под колеса. Я им говорю: "Хлопцы, зачем рисковать ради бетонного Ленина?!" Милиционеров отвели мои побратимы, я надавил на газ, дернул Ленина, он упал и развалился.

"Я верил: упадет Ленин – упадет и Янукович"

- В дальнейшем совершенствовали технологии?

- Я же говорю: мы повалили несколько десятков памятников. И под Киевом тоже. В Бородянке, например, в Узине под Белой Церковью. Сначала использовали лестницу, молотки и кувалды. Бетонные памятники легко разваливались, а с каменными было труднее. Их даже одним тросом трудно было взять. Поэтому перешли на новый способ – лебедки.

Цепляли лебедками Ленина, приматывали их к ближайшему дереву и раскачивали. Памятник падал и раскалывался.

- Памятник Ленину на Бессарабской площади был вашей суперцелью?

- Демонтировать Ленина напротив Бессарабского рынка я стремился  с 2008 года. Помню, сидели мы с хлопцами из "Свободы" и рассуждали: вот станем депутатами, подцепим этого Ленина и сбросим. У меня поэтому и была мечта стать народным депутатом… Нет, конечно, я хотел бороться за независимость Украины, принимать нужные моей стране законы. Но также повалить этого Ленина – показательно, чтобы видело много людей.

Но не все оказалось так просто. Прошел год, как я получил мандат, а Ленин стоял. Потому что регионалы и коммунисты в Раде составляли большинство.

И вот когда все началось в 2013-м, я понял, что если сейчас упадет этот Ленин, то упадет и режим Януковича. 

Вторую акцию готовили с учетом ошибок

- Атака на монумент возле Бессарабского рынка в декабре 2013 года произошла стихийно или была спланирована?

- После того, как в ночь на 30 ноября 2013 года "Беркут" жестоко разогнал митингующих, в центре Киева собралось очень много народа. Я шел мимо памятника Ленину 1 декабря и очень жалел, что мы не готовы. А время нельзя было упускать.

Поэтому 2-го числа взяли лебедку и под вечер пошли к памятнику. Но тут набежала милиция, приехали несколько автобусов "Беркута"… Попытка не удалась и по другой причине – мы взяли слабую лебедку. В Бородянке, в Узине она могла справиться с Лениными, а на Бессарабке памятник был сделан из очень крепкого камня.

В тот вечер произошла серьезная стычка между майдановцами и "Беркутом". Когда спецназ стал атаковать, люди пошли навстречу. "Беркутовцы" начали отступать к Ленину и падать у парапета. Ломали руки, ноги, а народ их "месил". Помню, как милиция на ходу прыгала в автобус, в котором митингующие выбили стекла. Я лично двух "беркутовцев" с переломами отбил у толпы, затащил в соседний ресторан, вызвал скорую помощь. 

- Перед акцией 8 декабря какие учли ошибки?

- Вторую акцию мы готовили технически тщательнее. Купили две дорогие лебедки, рассчитанные на 20 тонн. Прицепили к старым тополям - они до сих пор стоят на бульваре как молчаливые участники события.

Но первая попытка не удалась – один трос соскользнул. Зато со второй все получилось отлично: потянули, раскачали… И никто нам не мешал. "Беркут" только наблюдал через дорогу. Никто больше не хотел рисковать из-за Ленина.

Игорю Мирошниченко немного жаль снесенного у Бессарабского рынка Ленина. Фото: УНИАН

Осталась рука на память

- Насколько помнится, упавшая фигура не сразу сломалась.

- Да, она осталась практически целой. Поэтому пошли в ход кувалды и молоты, которыми запаслись участники акции. Расколотого Ленина разбирали на сувениры. У меня осталась его рука, которую Андрей Ильенко показывал на Майдане.

- А вдруг бы статуя изменила угол падения и покалечила людей? Вы учитывали инженерные расчеты?

- Мы учли безопасную дистанцию. Людей было трудно контролировать, все хотели подойти поближе, но у организаторов акции имелось достаточно авторитета, чтобы обеспечить порядок. Самое опасное состояло в том, чтобы зимой влезть по лестнице на памятник и накинуть петлю на скользкий гранит.

- Сколько было активных участников сноса памятника? Американцы пишут, что нужно около 70 человек. 

- Я не знаю, какие они делают расчеты, я считаю, что тех, кто в Америке валит памятники, самих надо валить. Это мародерство. У нас происходила историческая справедливость. На Бессарабке было много людей. А когда мы только начинали свою борьбу с идолами, то действовали походными группами по 5-6 человек.

Везли грузовики на фронт и по пути валили памятники

- В Харькове, если не ошибаемся, Ленина тоже разрушили при вашем участии?

- С этим связана отдельная история и предыстория. После того, как был разрушен Ленин в Ахтырке, Геннадий Кернес пригрозил переломать мне руки и ноги, если я приеду в Харьков. Там Ленин действительно продержался намного дольше киевского.

Кода началась война на востоке Украины, я активно занялся волонтерством. Мы купили несколько военных ГАЗ-66 и возили их в Донбасс. А чтобы не терять времени зря, по дороге заезжали в разные села, цепляли на бампер грузовика лебедку и валили Ленина, где только видели.

- Местные жители как к этому относились?

- Мы с ними не дискутировали. Какой смысл было говорить с селянами, которых принимали под этими памятниками в пионеры. Мы просто приезжали вечером, валили памятник и ехали дальше. Никто этих идолов больше не восстанавливал. Лучше потратить деньги на клуб или на детскую площадку.

- И как оказались в Харькове?

- В конце сентября, когда мы возвращались в очередной раз с фронта, я сижу и читаю в интернете, что в Харькове собираются рушить Ленина. А мы в соседнем районе. Все, говорю, поворачиваем и едем в Харьков. Это Богу было угодно, чтобы я получил возможность ответить на вызов Кернеса.

Когда мы приехали в центр Харькова, там уже собралось много людей с решительными намерениями. Я немного проконсультировал организаторов, и в итоге памятник упал. 

Технология была сложнее, чем наша. Площадь открытая, ни одного дерева. Лебедку не к чему привязать. Ленина тянули тросами. Один даже треснул от напряжения. Падение Ленина в Харькове было очень символичным. Самый большой памятник на самой большой площади в Европе!

Было жаль, но ждать не могли

- А скажите честно: не было момента, когда бы вы о чем-то пожалели? Как-никак памятник – это творение рук человеческих, плод труда.

- Я отдавал себе отчет, что памятник Ленину на Бессарабке представляет определенную культурную и историческую ценность. Он был сделан из дорогого камня, экспонировался на выставке в Америке. Будучи народным депутатом, я предлагал создать музей советской оккупации, свезти туда все фигуры - и пусть люди смотрят, если хотят.

Но я понимал, что режим Януковича никогда на это не пойдет. И пока мы будем ждать, эти памятники грозят испортить психологию и сознание не одного поколения украинцев.

Но не считайте меня разрушителем. В той же Ахтырке, где я обрушил памятник Ленину, я поставил монумент Тарасу Шевченко.

- Отсюда немного философии: может, пора прекратить ставить памятники политикам, боевым вождям, чья роль в истории может быть двояко истолкована. И сосредоточиться на людях культуры и искусства, творцах, моральных авторитетах?

- Не согласен. Памятники надо ставить тем, кто их заслужил. Люди культуры и искусства тоже не находятся вне политики. Творец, не имеющий своей идеологической позиции – это не тот человек, за которым пойдет нация. Конечно, можно рисовать квадраты Малевича и считаться гениальным художником. Но гениями на самом деле становятся те, кто влияет на общество и меняет этот мир.

"Готов приложить усилия, чтобы музей появился"

- В Киеве остались памятники, которые вы бы хотели декоммунизировать?

- Есть памятник, с которым нельзя смириться – это памятник Ватутину.

- Но в Мариинском парке не просто памятник, а могила генерала.

- Если могила, то ее нужно перенести на кладбище. Не может быть могила возле Верховной Рады. Ватутин – это враг украинского народа. Памятник ему в центре Киева – это издевательство над памятью людей, которых он утопил в красном от крови Днепре во время штурма Украинского плацдарма. По разным данным, это от 250 000 до 400 000 украинцев.

- Вы говорили, что при Януковиче нельзя было создать музей скульптур тоталитарной эпохи. И после его бегства такой музей тоже не создали, хотя тема поднималась много раз.

- Я считаю, что при Порошенко такой музей должен был появиться. К сожалению, Петр Алексеевич не до конца стал националистом и не понял, как это важно. Сделают ли такой музей при Владимире Зеленском? Однозначно нет!

- Но на уровне Киева можно же принять решение.

- У нас сегодня в Киеве масса проблем, которые нужно решать в первую очередь. И которые гораздо важнее музея идеологической оккупации. Идеологическими вопросами должно заниматься государство.

 - Но если посмотреть с практической точки зрения? Всего-то нужно участок земли, и мы получим туристическую локацию, которая сможет приносить прибыль городу. Памятникам павильоны не нужны, они под чистым небом закаленные.

- Согласен, под открытым небом можно. Давайте так: я как депутат Киевсовета готов приложить усилия, чтобы такой музей появился.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Уничтожение памятников: американский сайт рассказал, как свергнуть монумент с помощью науки

На фоне массового свержения памятников во время антирасистских акций в мире американское научно-популярное издание Popular Mechanics собрало советы ученых на тему "Как свалить памятник с помощью науки".

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях